главная страница Дионисий Дионисий (часть 1).

Дионисий (часть 1).

иконы русских мастеров-иконописцев - творчество мастера Дионисия и его сыновей

Дионисий (часть 1).

Большинство дошедших до нас памятников искусства средневековой Руси традиционно анонимны, но иногда историческая память доносит имена отдельных мастеров - имена, иные из которых становятся символом наивысших достижений художественного опыта, духовных исканий и прозрений той или иной эпохи. Для искусства конца 15 века таким символом, безусловно, является имя московского художника Дионисия - мастера, снискавшего одобрение самого великого князя и украсившего главный хам Московской Руси - Успенский собор Московского кремля и в то же время никогда не терявшего связи с аскетической монашеской средой, с ее духовными идеалами.

Не случайно наиболее значительные из дошедших до нас произведений художника были исполнены для отдаленных северных монастырей. Однако и в столице, и в отдаленном монастыре его творчество оставалось единым и цельным, а главное - удивительно созвучным эпохе, соединявшей новый общественный и идейный пафос с глубиной созерцательной духовной жизни, унаследованной от более ранних времен.
15 век - одна из значительных эпох в истории и культуре Древней Руси. Именно в это время, преодолев внутренние усобицы, Русь окончательно избавляется от татарского владычества и превращается в единое, сильное и независимое государство, вполне осознающее свою политическую и духовную значимость. Центром, вокруг которого происходит объединение русских земель, становится Москва, и ее новое положение во главе русского государства получает в этот период особое историческое и идейное обоснование. Так, уже летописный свод 1479 года, рассказывая о покорение Новгорода Иваном 3, подчеркивает, что Новгород был исконным владением московского князя - наследника владимиро-суздальских и киевских князей. Дальнейшее развитие подобные идеи получают в знаменитом Сказании о князьях владимирских, возводившем "родословие" московских князей к римским императорам. Тем самым оправдывались "имперские" притязания москвичей, конкретным поводом для которых после падения Константинополя послужила женитьба Ивана 3 на племяннице последнего византийского императора - Софье Палеолог. В Московском Кремле и при дворе великого князя устраивается пышный, строгий и сложный церемониал по образцам византийского двора, а сам Иван 3 принимает новый титул - царя самодержца.
Во второй половине 15 века столица Московского княжества становится также центром автокефальной (независимой от Константинопольской патриархии) русской митрополии. После Флорентийской уни, заключенной в 1439 году латинскими и греческими епископами, и изгнания подписавшего ее греческого митрополита Исидора в Москве был избран первый русский митрополит Иона. Комментируя эти события, летопись отмечает, что, заключив унию с католиками, Царьград утратил свое благочестие, и центр мирового православия переместился на Русь. Более того, сама гибель Византии рассматривалась как своеобразное возмездие за отказ от "истинной веры".
После взятия Константинополя турками в 1453 году и падения Византийской империи Московская Русь оставалась единственным независимым православным государством (царства Сербское и Болгарское пали еще до падения Византии). На рубеже 15 и 16 веков в русской книжности складывается теория, утверждавшая, что Москва как наследница Константинополя, второго Рима, является третьим Римом, последним и вечным царством всего христианского мира. Вместе со славой и величием земной державы Христа на Русь естественным образом переходила и та роль, которая традиционно приписывалась Византии - противостоять Антихристу и ожидать второго пришествия Христа. По этой же причине Московская Русь, последняя в череде земных царств, в глазах современников становится своеобразным прообразом или, вернее, преддверием Царства Божия.
Мистические традиции предшествующей эпохи сохранились в многочисленных монастырях и скитах, основанных учениками и последователями преподобного Сергия Радонежского (1314-1392). При этом в конце 15 века происходило значительное оживление монастырской жизни. В это время укрепляются древнейшие оплоты монашества, создаётся множество новых обителей; в монастырях ведутся крупные строительные и художественные работы.
О популярности аскетических идеалов свидетельтвовало широкое распространение в последней четверти 15 века переводной монашеской литературы, а также деятельность выдающихся русских подвижников - преподобных Иосифа Волоцкого и Нила Сорского.
До нас не дошло никаких сведений о том, что Дионисий был монахом подобно преподобному Андрею Рублеву или его "сопостнику" Даниилу. Однако, как и его великие предшественники, он был тесно связан в монастырской средой на протяжении всей своей жизни. Так, уже самая ранняя из известных нам работ Дионисия - это росписи собора Рождества Богородицы Пафнутьева Боровского монастыря, исполненные между 1467 и 1476 годами. Об украшении главного храма Боровской обители сообщают московские летописи под 1477 годом, годом смерти преподобного Пафнутия, основателя монастыря. Перечисляя главные деяния подвижника, летописи упоминают и о строительстве каменного храма, и о его великолепном убранстве. О том, что храм Рождества был украшен Дионисием и соборным старцем московского Симонова монастыря , Митрофаном, мы узнаем из из Жития преподобного Пафнутия, составленного в начале 16 века. Автор жития не только приводит имена художников, но и восторженно именует их "живописцами...пресловущими тогда паче всех в таковем деле". К сожалению, от этой работы Дионисия до нас практически ничего не дошло, поскольку в 1584-1586 годах древний монастырский собор был разобран и на его месте выстроен новый.
С пребыванием художников в монастыре связан текст жития, повествующий о выздоровлении Дионисия в результате вмешательства Пафнутия от болезни ног, из-за которой иконописец  не мог приступить к работе (эпизод с чудесным исцелением  Дионисия вошел даже в текст службы преподобному). Это свидетельствует о том значении, какое строгий аскет Пафнутий, всячески стремившийся к устранению от мирской суеты, придавал живописному искусству. Исцеление Дионисия и дарование ему благословения было знаком очищения художника, необходимого для исполнения сложной и тонкой духовной работы, вполне сопоставимой с молитвенными трудами монахов-подвижников. Такое отношение к деятельности иконописца было унаследованно от эпохи Сергия Радонежского и Андрея Рублева, тем более что сам Пафнутий принадлежал к числу последователей Сергия (в молодости он проходил послушание у старца Никиты, принявшего пострижение в Троице-Сергиевом монастыре). О важности этой темы говорит ещё один эпизод, приведенный в Житии Пафнутия: уже приступивший к работе художник нарушил строгий пост, принятый в стенах монастыря, и заболел часоткой. Раскаявшись, он снова получил исцеление от игумена и продолжил работу.
Роспись Рождественского собора могла привлечь внимание Ивана 3, когда он посетил Пафнутьев Боровский монастырь в конце 1480 года, возвращаясь в Москву после победы над татарами. В том же году или вначале следующего Дионисий был приглашен для работы над иконостасом только что выстроенного Успенского собора Московского Кремля (освящен 12 августа 1479). Летопись упоминает ещё трех художников - попа Тимофея, Ярца и Коню, однако имя Дионисия стоит на первом месте, это позволяет предположить, что именно он был главой артели, возможно сменив на этом поприще Митрофана, своего предполагаемого учителя, под руководством которого работал в Боровском монастыре. Заказчиком работ в Кремле выступал ростовский архиепископ Вассиан, духовник Ивана 3, однако выбирали художников для исполнения столь ответственного заказа вряд ли без ведома самого великого князя.

 
Октябрь 2017
Пн 29162330
Вт 310172431
Ср 4111825 
Чт 5121926 
Пт 6132027 
Сб 7142128 
Вс18152229 

Бесплатная раскрутка сайта
Позитивные новости
Жизнь в фотографиях